Биография Валентина Фёдоровича Куропатенко

Валентин Фёдорович Куропатенко родился 18 декабря 1933 года в небольшом белорусском городе Речица в Гомельской области в семье инженера–землеустроителя Фёдора Кузьмича Куропатенко и работницы узла связи Марии Петровны Куропатенко-Атаманчук. В 1035 году в семье родилась дочка Галина.

В 1939 году Фёдор Кузьмич был принят на работу в Белорусскую сельскохозяйственную академию на кафедру землеустроительного проектирования на должность и.о. доцента, и вся семья переехала в г. Горки Могилёвской области. В первые дни Великой Отечественной войны отец Валентина оказался в Западной Белоруссии со студентами на практике. Будучи военнообязанным, он сразу же вступил в ряды Красной Армии и принял участие в боях. Мать с детьми, спасаясь от немцев, уже под бомбежками эвакуировалась и с трудом добралась до Саратова, где жила её старшая сестра с мужем и тремя детьми. Валентин начал учиться в школе. В 1943 году Ф.К. Куропатенко назначили начальником 13-й артиллерийской специальной школы в г. Бузулуке, и семья воссоединилась.

После освобождения Белоруссии и возвращения в Горки Валентин продолжил учёбу в Горецкой русской средней школе №2. В школе он занимался спортом, имел разряды по конькам и велоспорту, неплохо рисовал, оформлял школьные стенгазеты, был членом школьного комитета ВЛКСМ, даже занимался бальными танцами. От родителей он унаследовал лучшие качества: от отца – пытливость, исследовательскую жилку, стремление изучить всё до тонкостей и понять, как устроены и работают разные приборы и механизмы. От матери – «рукастость», которой славились все Атаманчуки, и мужчины, и женщины. Оба родителя передали сыну доброе чувство юмора.

Семья Куропатенко: Валентин, Фёдор Кузьмич, Мария Петровна, Галина

В 1951 году Валентин окончил школу с золотой медалью и поступил на кафедру гидроаэромеханики математико-механического факультета Ленинградского государственного университета. Валентин серьезно относился к учебе, занимался в читальном зале библиотеки главного университетского здания, часто бывал в книжных магазинах, покупая новинки по будущей специальности. В семейной библиотеке хранится много книг по математике и механике, приобретённых Валентином во время учёбы в университете.

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор!
Валентин — первокурсник

Конечно, студенты находили время и на спорт, и на театры, и на музеи, но во время экзаменационных сессий всё, кроме учёбы, отходило на задний план.

Валентин в очереди за абонементами в Кировский театр
Подготовка к занятиям

Валентин готовился к экзаменам нестандартно: лекции, конечно, прочитывал, но, как правило, обкладывался книгами разных авторов по предмету и искал более подробные сведения по теме. Иногда на этом прогадывал в оценках некоторых лекторов, которые в первую очередь ждали чёткого знания именно своих лекций. Это сформировавшееся ещё в студенческие годы стремление охватить тему со всех сторон в дальнейшем будет неизменной яркой чертой подхода Валентина к научной работе.

Темы курсовых работ на матмехе ЛГУ студенты выбирали сами. При этом выбор часто определялся не только темой, но и преподавателем, который предлагал свой список тем. Любимыми учителями Валентина Куропатенко, фактически определившими направление его будущих научных интересов, были ведущие механики: И.П. Гинзбург, А.А. Гриб, С.В. Валландер, Н.Н. Поляхов.

Подготовка к диплому

Руководителем курсовой на четвёртом курсе, а затем и дипломной работы Валентина был Анатолий Андреевич Гриб, круг научных интересов которого был весьма широк. Он внёс значительный вклад в развитие нестационарной газовой динамики, известны его работы по интегрированию уравнений неустановившегося движения жидкости при гидравлическом ударе в длинном трубопроводе переменной толщины и диаметра.

Валентин — выпускник

Работая по совместительству в Институте химической физики, А.А. Гриб принимал в 1955 году участие в испытаниях на Северном полигоне для определения параметров подводного ядерного взрыва, когда впервые были применены составные поршни, позволившие отсечь воздействие кавитации.

Явление кавитации было предметом постоянного внимания А.А. Гриба, именно поэтому он предложил исследование кавитации в качестве темы сначала курсовой, а затем и дипломной работы студенту Куропатенко. Валентин очень увлёкся работой над этой темой, изучал литературу, описывающую процесс образования и последующего схлопывания пузырьков в потоке жидкости, вызывающий при этом ударную волну. Дипломная работа Валентина по кавитации, защищённая на «отлично», была рекомендована к публикации.

В декабре 1955 года, перед последней зимней сессией, на факультете собрали будущих выпускников на встречу с Николаем Николаевичем Яненко. Он сказал: «Мне министерством дано право отбирать лучших выпускников из всех университетов страны». Как помнится, он даже не упомянул, каким министерством, и предложил всем подумать о работе на важном предприятии. Его сразу спросили: «Где?». Яненко с ответом замялся: «В средней полосе России, но вы будете обеспечены самыми современными машинами». Одна бойкая студентка спросила: «Победами» или «Москвичами?». Он очень удивился и ответил: «Вычислительными». На прочие вопросы он отвечал уклончиво, но сказал, что семейным будет предоставлено жилье. В феврале 1956 года Валентин женился на Эвелине Кузнецовой, за которой ухаживал со второго курса.

Молодая чета Куропатенко стала искать место работы в Ленинграде, потому что уезжать «в среднюю полосу России», как обозначил будущее место работы Н.Н. Яненко, не хотелось. По рекомендации В.И. Смирнова и А.А. Гриба им сразу предложили работу в институте точной механики и оптики, но дать жильё раньше, чем через 10 лет, не обещали. К весне стало ясно, что в семье в конце года будет ребёнок, и перспектива получить жильё сразу по приезде на место работы решила вопрос в пользу предложения Н.Н. Яненко.

Никаких деталей о дальнейшей судьбе выпускников Яненко не сообщил, но устная молва донесла, что ожидается работа на Урале. На прямой вопрос Николаю Николаевичу, куда отправлять вещи: к родителям мужа в Белоруссию или к родителям жены на Урал, в Камышлов Свердловской области, он, не задумываясь, чётко сказал, что лучше отправить всё на Урал, но работа начнётся со стажировки в Москве в ОПМ МИАН (Отделение прикладной математики Математического Института АН СССР им. В.А. Стеклова, теперь это Институт Прикладной Математики им. М.В. Келдыша РАН). В августе в ОПМ собрались выпускники ведущих университетов страны, которые вошли в историю института, как «группа Яненко».

К этому времени стало понятно, что на Урале ждёт работа в закрытом городе, где будет строгая пропускная система, а за названием «почтовый ящик 0215» скрывается научно-исследовательский институт НИИ-1011, тематика которого напрямую связана с созданием ядерного оружия. Узнали, что директором института является Дмитрий Ефимович Васильев, а научным руководителем член-корреспондент АН СССР Кирилл Иванович Щёлкин. Николай Николаевич Яненко, доктор физико-математических наук, назначен начальником математического сектора №3 института, его заместителем – Армен Айкович Бунатян.

В 1956 году в ОПМ уже работала отечественная ЭВМ «СТРЕЛА», для которой сотрудниками были созданы программы, позволяющие рассчитывать характеристики ядерных зарядов. Всех вновь набранных молодых специалистов распределили по отделам для освоения конкретных программ, чтобы затем перевезти эти программы на Урал и там грамотно вести по ним расчёты. ОПМ можно назвать второй после университета альма-матер для молодых специалистов математиков НИИ–1011, с которыми сотрудники ОПМ щедро делились своими знаниями и опытом. Валентин попал в отдел газодинамики, возглавляемый К.А. Семендяевым. Яркий учёный, отмеченный тремя орденами Ленина, лауреат Сталинской премии, один из авторов метода характеристик, он был ещё и мудрым учителем и сумел пробудить в своих подопечных большой интерес к сложным проблемам расчёта ядерных зарядов.

В декабре 1956 года Валентин приехал на Урал и поселился на 21-й площадке, в так называемой «казарме». Когда сдали дома в жилом посёлке №2 на улице Южной, он получил в доме 27 большую комнату в двухкомнатной квартире и 26-го февраля 1957 года привёз туда жену и родившуюся в декабре дочку Иринку.

Условия сначала были жёсткие: без канализации и водопровода, вода из колонки во дворе, туалет там же. Было трудно, но по молодости всё это легко воспринималось. К лету запустили и канализацию, и водопровод. Снабжение было «хитрое»: мебели в продаже никакой, так что дочка спала в ванночке для купания, пока, наконец, не привезли в магазин кроватки для детей лет на 8! В магазинах продавались крабы, отборные грузинские вина, дефицитные консервы, а вот с мясом и овощами были проблемы.

ЭВМ «Стрела» — замена ламп

Многое начиналось с нуля: и работа по наладке «СТРЕЛЫ», и создание новых программ, и проведение расчётов, и налаживание быта в новом необжитом месте, в котором даже не угадывался будущий город. Можно сказать, что коллектив будущего вычислительного центра был блестящим сплавом энергичных, полных боевого задора молодых специалистов и руководителей, тоже молодых, но прошедших в боях или в тылу через горнило войны, научившихся ценить время и жизнь и не боявшихся брать на себя ответственность и принимать решения. Это было очень интересное, замечательное время! 26 марта 1957 года ЭВМ «СТРЕЛА» была введена в эксплуатацию, но работала очень медленно, лампы перегревались и выходили из строя.

Для математиков несколько месяцев стажировки в ОПМ, конечно, сыграли свою роль, и они сразу «влезли» в работу. В 1950-е годы для математического моделирования нестационарных движений сплошных сред было создано три однородных разностных метода (метод Неймана–Рихтмайера, метод Лакса и метод С.К. Годунова) и один неоднородный (метод характеристик). Изучая публикации в советских и зарубежных журналах и анализируя под руководством Н.Н. Яненко результаты расчётов, Валентин создал новый однородный метод, новизна которого состояла в том, что с использованием условия Гюгонио любая ударная волна заменялась конечным числом элементарных ударных волн (ударным слоем). Статья, содержащая описание нового метода, была опубликована в Докладах АН СССР. Для Валентина Куропатенко это была первая победа, окрылившая его и наметившая перспективу для дальнейших исследований.

Постепенно сформировалась группа В.Ф. Куропатенко из 8 человек. Сидели все в одной рабочей комнате, обстановка была деловая, каждому поручалась конкретная задача. На основе нового метода разрабатывались различные разностные схемы. Была создана производственная программа «ОВ–6», обладавшая рядом преимуществ по сравнению с методом Годунова, разработан метод расчёта детонации. Результаты расчётов анализировали ведущие физики-теоретики. Начальник теоретического отделения Е.И. Забабахин неоднократно высказывал неудовлетворенность тем, что в расчётах на ЭВМ теряется наглядность, к которой теоретики привыкли, просматривая результаты, полученные при «ручном счёте» по методу характеристик. Чтобы удовлетворить просьбы теоретиков, Куропатенко разработал методику, в которой выделялась первая детонационная и первая и вторая ударные волны. Она была реализована в программе «ОВ–7».

Николай Николаевич Яненко дома

На Урале руководители, включая Яненко, жили в равных трудных бытовых условиях, даже выезжали вместе с сотрудниками на уборку картошки. Это сплачивало коллектив, добавляло уважения к руководителю. Кроме того, свободное время проводили вместе. Яненко организовывал футбол на снегу, прямо рядом с домом, где жили сотрудники, а летом на озере устраивали соревнования по плаванию. В 1961 году в семье Куропатенко появилась дочка Маша. Семья к этому времени уже переехала из жилпосёлка №2 в город, который в те годы назывался Челябинск-50, а сейчас – Снежинск.

Озеро Синара в Снежинске

В октябре 1963 года Н. Н. Яненко уехал в Новосибирск. Его отъезд был большой потерей для института. В своих воспоминаниях о работе под его руководством Валентин Фёдорович скажет: «Николай Николаевич проработал в нашем институте всего 8 лет, но за эти годы был заложен фундамент многих научных и производственных успехов нашего коллектива. Бурный рост научного потенциала сектора во многом определялся личными качествами его научного руководителя Николая Николаевича Яненко. Его усилия и желание вывести отечественную прикладную математику на уровень, превосходящий лучшие мировые достижения, высоко гражданственны и патриотичны. Он всегда был нашим учителем в математике и в жизни, мы всегда были его учениками. Он воспитывал в нас стремление к активной жизненной позиции. Как руководитель, он не боялся брать ответственность на себя».

В 1964 году В.Ф. Куропатенко защитил кандидатскую диссертацию и в феврале 1965 года был назначен начальником отдела №36. Для повышения точности при решении системы законов сохранения В.Ф. Куропатенко в 1965 году разработал неоднородный метод расчёта нестационарных движений сплошных сред в лагранжевых координатах. В новом методе все существенные разрывы выделялись, а несущественные – размазывались. Его применение в новой программе устранило образование энтропийных следов возле контактных границ и в зонах взаимодействия ударных волн и резко повысило точность расчётов в целом. Все научные вопросы разработки программы решались под руководством В.Ф. Куропатенко, главным программистом был Б.К. Потапкин, в написании программы участвовали многие сотрудники отдела 36. Долгое время новая программа имела название «3-СО» (сжатие одномерное), а позднее разработчики дали ей имя «ВОЛНА», которое стало известно не только в институте, но и за его пределами.

При создании программы «ВОЛНА» впервые были осуществлены модульный принцип построения алгоритмов и программ и сегментация модулей на стадии создания программы. В архиве отдела много лет хранились увесистые тома модулей программы, написанные вручную на специально разработанном автокоде, существенная часть которых была написана рукой самого Валентина Фёдоровича.

После запрещения в 1963 году воздушных, наземных и подводных испытаний ядерного оружия появилась необходимость в разработке методов определения мощности подземного ядерного взрыва. Расчёты по программе «ВОЛНА» были положены в основу метода грунтового шара (МГШ), с помощью которого определялась мощность ядерного заряда при подземном испытании. Валентин Фёдорович Куропатенко в составе авторского коллектива за создание этого метода был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР 1968 года.

В.А. Симоненко и В.Ф. Куропатенко, Саратов

Позднее по инициативе В.А. Симоненко, будущего начальника теоретического сектора, коллективом отдела 36 был создан «Атлас МГШ», использующий результаты расчётов по программе «ВОЛНА». «Атлас» содержал данные практически для всех горных пород, в которых проводились подземные испытания ядерных зарядов.

Начатая в 1966 году по предложению ведущих теоретиков института В.З. Нечая и В.Р. Севастьянова разработка различных УРС стала одним из основных направлений работы коллектива. Задача заключалась в создании таких УРСов, которые с хорошей точностью описывали бы экспериментальные и теоретические данные о поведении веществ в максимально широком диапазоне изменения аргументов, были экономичны, надёжны в эксплуатации и описывали равновесные фазовые переходы. Для работ по уравнениям состояния в составе отдела была выделена группа, которой руководил А.Т. Сапожников. В 1972 году А.Т. Сапожников защитил кандидатскую диссертацию по численному решению задач газодинамики с равновесными фазовыми переходами. Это была первая диссертация в отделе, защищённая под руководством В.Ф. Куропатенко.

По инициативе Валентина Фёдоровича в 1971 году было начато построение широкодиапазонного УРС воды с учётом испарения. Были созданы УРС продуктов детонации основных веществ с учётом испарения, УРС кварца и графита с учётом фазового перехода этих веществ в стишовит и алмаз соответственно, табличные УРС воздуха и воды. Уравнения состояния оформлялись как модули программы «ВОЛНА».

11 мая 1977 года В.Ф. Куропатенко защитил докторскую диссертацию. Защита была яркой, решение учёного совета – единогласным. Это была первая защита докторской диссертации в математическом секторе. В июле старшая дочь Куропатенко Ира поступила на матмех Ленинградского университета и уехала в Ленинград.

Тематика отдела 36 постоянно расширялась. Модульный принцип, заложенный в построение программы «ВОЛНА», позволял достаточно легко расширять её «физическое оснащение», поэтому «ВОЛНА» вбирала в себя всё новые и новые процессы: теплопроводность, упругость и пластичность, неустановившиеся течения в многообластной системе многокомпонентных смесей веществ, сепарация несжимаемых жидкостей.

Коллектив математического отдела 36, 1978 год

В 1978 году окончила школу младшая дочь Куропатенко Маша и, твёрдо решив стать врачом, поступила в Ленинградский педиатрический институт. В этом же году старшая дочь подарила родителям внука Володю.

11 октября 1978 года неожиданно скончался Армен Айкович Бунатян. Ему было всего 60 лет, но обострившаяся после перенесённого инфаркта болезнь сосудов разрушила организм. А.А. Бунатян был сильной личностью, боролся с болезнью, как мог, до последнего дня был на рабочем месте и активно общался с людьми. Так как В.Ф. Куропатенко был единственным доктором наук в секторе, пользовался авторитетом среди сотрудников сектора и института, а также был известен в организациях, связанных с институтом по тематике, то многие телеграммы соболезнования в связи со смертью А.А. Бунатяна были адресованы Куропатенко, как наиболее очевидному преемнику Бунатяна. Решение руководства института о назначении начальником математического сектора Вячеслава Николаевича Огибина, начальника лаборатории методов Монте-Карло (МК), принятое в тот момент, когда Валентин Фёдорович находился в командировке, было неожиданным и для него, и для многих коллег.

Начался новый этап в развитии математического сектора института. Он был непростым для всех – и для нового начальника сектора, и для подчинённых всех уровней. Валентин Фёдорович продолжал исследования в соответствии с ранее намеченными планами. Расширились работы по уравнениям состояния. Построение окончательного уравнения состояния воды в табличном виде составило содержание кандидатской диссертации ученика В.Ф. Куропатенко Г.В. Коваленко, защищённой им в 1980 году. Это уравнение широко применялось в производственных расчётах подводных взрывов.

Интересные направления работ отдела В.Ф. Куропатенко возникли в начале 1980-х годов после прямых контактов с предприятиями военно-промышленного комплекса (ВПК). Известно, что механический импульс, возникающий при разогреве преграды под действием излучения, рассчитывался в этих организациях и в ряде институтов АН СССР по инженерным методикам. При обсуждении таких расчётов с коллегами В.З. Нечай, будущий директор ВНИИТФ, высказался о необходимости уточнения методики, поэтому, когда у физиков возникла потребность более точного расчёта воздействия излучения на преграду, сразу начались работы по внесению новых возможностей в программу «ВОЛНА». Разогрев преграды брался из расчётов методом Монте-Карло по программе «РАФ». Получившийся в результате комплекс «РАФ+ИМПУЛЬС», позволяющий рассчитывать ударно-волновые процессы в преграде под воздействием излучения в уточнённой постановке, был передан в несколько организаций ВПК, в том числе и в Двенадцатый Центральный Научно-Исследовательский Институт имени В.А. Болятко Министерства обороны (12-й ЦНИИ МО) Российской Федерации.

В начале 1990-х работа, связанная с комплексом «РАФ+ИМПУЛЬС», получила серьёзное продолжение. После неудачного зачётного испытания важного объекта в натурном опыте уже в 1982–1984 годах на правительственном уровне начала реализовываться идея о разработке межведомственного методического аппарата для более достоверной оценки воздействия излучений на объекты. К работам были привлечены все профильные организации АН СССР, Минобороны и оборонных отраслей промышленности. Организационно это было оформлено путём постановки комплексной научно-исследовательской работы под названием «ПЕРСЕЙ» и организации при 12-м ЦНИИ Межведомственного координационного научно-технического совета (МКНТС), сопредседателем которого и стал профессор В. Ф. Куропатенко. Он практически стал научным руководителем этих работ.

Несомненной заслугой Валентина Фёдоровича явилась такая организация работ, что все участвующие в ней, несмотря на различие научного потенциала в материалах их исследований, смогли получить согласованный желаемый результат – комплекс межведомственных программ «ПРИЗ», в который вошли почти все разработанные в организациях методики.

У Валентина Фёдоровича было одно удивительное качество. Начиная какую-то новую разработку, он всегда старался заглянуть далеко вперёд, размышляя, как сделать эту работу сразу с расчётом на перспективу. Учитывая, как часто приходится сравнивать результаты расчётов по разным программам в секторе, а также между расчётами во ВНИИТФ и ВНИИЭФ, В.Ф. Куропатенко в 1978 году предложил начать работы по созданию единой системы обеспечения уравнениями состояния проблемно-ориентированных прикладных программ. Валентин Фёдорович замышлял эту работу как составную часть единой системы физической оснащённости всех программ, включая не только УРС, но и нейтронные константы. На НТС НИО-3 было принято решение о подключении к созданию такой системы математиков и программистов ВНИИЭФ. Для этого была проведена серия встреч и непростых переговоров с сотрудниками ВНИИЭФ, где были определены основные параметры единой системы, которая впоследствии стала называться ПАКЕТ УРС. К сожалению, не удалось достичь единой программной реализации, так как разработки ВНИИТФ были привязаны к ЭВМ «БЭСМ-6», а во ВНИИЭФ – к машинам серии ЕС. Начавшаяся перестройка и лихие девяностые годы разрушили эти связи. Тем не менее, начальник математического отделения ВНИИЭФ И.Д. Софронов волевым решением обязал все отделы перевести программы на единый ПАКЕТ УРС. В настоящее время связь между ВНИИТФ и ВННИИЭФ по этим вопросам практически прекратилась, но в каждом институте используются результаты, наработанные в те годы. Замысел Валентина Фёдоровича, пусть и не осуществлённый до конца, принёс большую пользу разработчикам программ.

Все годы руководства Валентином Фёдоровичем 36-м отделом неуклонно продолжалось повышение научного уровня его сотрудников. В 1983 году защищают кандидатские диссертации его ученики И.С. Минаева и В.А. Быченков, поступает в аспирантуру В.К. Мустафин. В 1984 году стал кандидатом физ-мат наук О.В. Буряков.

В ноябре 1983 года в Кобулети (Грузия) состоялась очередная конференция «Модели механики сплошной среды». Это была последняя конференция, которую проводил Николай Николаевич Яненко. Он приехал в Кобулети через пару дней после начала конференции с предыдущего семинара, проходившего в одной из среднеазиатских республик. Несмотря на явно плохое самочувствие, Николай Николаевич, как обычно, присутствовал на всех докладах, активно задавал вопросы, включался в дискуссию. Тогда его ученики ещё не знали, что это была их последняя встреча.

В.Ф. Куропатенко, Н.Н. Яненко, Э.С. Куропатенко, З.М. Ангуладзе (куратор конференции от Министерства образования Грузии). Кобулети, 1983 год

В декабре 1983 года отмечалось 50-летие В.Ф. Куропатенко. Коллеги и друзья, руководство разного уровня прислали Валентину Фёдоровичу поздравления. Николай Николаевич из-за плохого самочувствия приехать в Снежинск не смог, они с женой Ириной Константиновной прислали адрес с тёплыми словами и пожеланиями. Из 12-го ЦНИИ МО приехал поздравить юбиляра П.Н. Щербаков и вручил ему замечательного дядьку Черномора.

Представитель 12 ЦНИИ МО  П.Н. Щербаков поздравляет юбиляра
 и вручает  Защитника семьи дядьку Черномора

Поздравительный адрес юбиляру подписали доктор технических наук, профессор, член-корр. АН СССР, Заслуженный деятель науки и техники РСФСР генерал-лейтенант Замышляев Баррикад Вячеславович – начальник 12-го ЦНИИ МО РФ; доктор технических наук, профессор, генерал-майор Бочаров Владимир Семёнович – ведущий специалист в области поражающего действия ядерного оружия, начальник НИИ-55 МО РФ.

Экспериментаторы-газодинамики поздравили юбиляра тёплым дружеским стихотворением:

ДОБРЫЙ ДОКТОР ВАЛЕНТИН!

Добрый доктор Валентин в третьем секторе один.
Солнце ль на небе сияет, или дождь потоком льёт,
Он без устали считает дни и ночи напролёт.
Всё, что рвётся, всё, что жмётся, что дробится и летит,
Разгоняется, несётся, ударяется, свистит,
От преграды отлетает, растекаясь в плоский блин, –
Всё мгновенно сосчитает добрый доктор Валентин.
Велики его ресурсы. Необъятен арсенал,
Атрибуты: УРСы, КУРС*ы, многомерный интеграл…
А в «СТРЕЛЕ», в кроссворде, как-то (Был один такой момент)
Утверждалось, будто наш он в третьем секторе агент.
Спорить мы тогда не стали против версии такой
И «агенту» тотчас дали букву Q как позывной.
Проведён эксперимент, зафиксирован момент.
Вновь откол, опять скандал! Что об этом «Q» сказал?
Регистрирует прибор недостаточный «отбор».
В чём причина? Не секу! Позвони скорее «Q»!
А сегодня, выбирая марки самых лучших вин,
Юбилей свой отмечает добрый доктор Валентин.
Мы к событию причастны
И поэтому твердим:
С юбилеем, с новым счастьем,
Добрый доктор Валентин!

*КУРС – Уравнения состояния Куропатенко

Да, полувековой юбилей Валентин Фёдорович встретил достойно. Он доктор наук, у него сильные ученики, научный поиск для него, по-прежнему, главное. Работа доставляет ему радость, постоянно рождаются новые идеи, и он готов ими щедро делиться. Впереди Новый год, новые планы. 31 декабря 1983 года он по телефону поздравляет Яненко с наступающим Новым годом. Николай Николаевич в ответ сообщает, что вернулся после замечательной лыжной прогулки. Голос его, как всегда, бодрый, а настроение – боевое, он советует обязательно идти на лыжах.

16 января 1984 года из Новосибирска пришла скорбная весть о смерти Николая Николаевича Яненко. На похороны Николая Николаевича в Новосибирск из Снежинска полетела группа его учеников. В Новосибирске был сильнейший мороз, цветы мгновенно застывали на ветру. Валентин Фёдорович выступил на кладбище и смело во всеуслышание сказал о вкладе Николая Николаевича в создание ядерного щита нашей страны, хотя тогда ни одной фамилии атомщиков вслух не произносилось. Под залпы воинского салюта, отданного в честь боевого участника Великой Отечественной войны Николая Николаевича Яненко, ученики простились с дорогим Учителем.

А 27 декабря того же, 1984 года скончался Евгений Иванович Забабахин. В день похорон тоже был сильный мороз. Прощание проходило в ДК «Октябрь». Когда Валентин Фёдорович, отстояв в почётном карауле, пришёл перед похоронами домой, почтальон принёс телеграмму с красной правительственной полосой. Она испугала, но, оказалось, принесла доброе известие о награждении Валентина Фёдоровича орденом Трудового Красного Знамени. Вот так жизнь в один день принесла и горечь прощания, и радость признания.

Телеграмма была подписана министром общего машиностроения О.Д. Баклановым. Награждение орденом сотрудника «чужого» министерства было неслучайным: Валентин Фёдорович плотно сотрудничал с Миасским КБ машиностроения, возглавляемым В.П. Макеевым (ныне это Государственный ракетный центр им. В.П. Макеева). В отделе тепломассообмена и аэродинамики КБ под руководством Н.Н. Тихонова широко использовались методы расчёта ударных волн, разработанные Куропатенко, и Валентин Фёдорович был уважаемым участником ряда разработок.

Начало «перестройки», а затем развал Советского Союза сказались на судьбе института, математического отделения и лично В.Ф. Куропатенко. С 1986 года в отделении началось освоение персональных ЭВМ, но линия персональных компьютеров из-за финансово-экономических проблем внедрялась медленно. За 1987 и 1988 год НИО-3 понесло кадровые потери, так как КБ-1 КБ-2, НИК, НИО-5, НИЦ «Сунгуль» предлагали лучшие условия специалистам НИО-3, которое в тот период по средней заработной плате занимало одно из последних мест во ВНИИТФ.

Именно в этой кризисной ситуации В.Ф. Куропатенко был избран начальником математического отделения. Проблемы навалились сразу: недостроенный комплекс зданий 125 М и 125 Н, приёмка новой вычислительной техники, трудности в решении кадровых вопросов. По линии государственного бюджета финансирование было сокращено, средства поступали нерегулярно, в течение длительного времени сотрудники не получали зарплату, не было средств на модернизацию оборудования.

В 1990 году СССР в одностороннем порядке объявил о прекращении ядерных испытаний. Можно сказать, это было начало курса на конверсию предприятий ВПК. Выступая на одной из конференций перед коллективом отделения, Валентин Фёдорович сказал: «В обозримом историческом будущем Россия останется ядерной державой, а ядерное оружие – основным фактором равновесия в мире. В условиях полного прекращения ядерных испытаний математический эксперимент становится основным, а порой и единственным средством выбора и оптимизации разрабатываемых конструкций, поэтому мы должны совершенствовать наши математические модели и методы расчёта и довести их до такого состояния, которое позволит обеспечить разработку современного ядерного оружия».

Фактически это был ответ Куропатенко В.Ф. на ситуацию в стране, когда вместо конверсии шло прекращение военного производства и разрушение ВПК. Не была разработана программа конверсии ни в целом по России, ни в отрасли, ни в институте. Каждому подразделению было предоставлено право находить конверсионные направления работ, но без права на самостоятельное ведение финансовых расходов, даже частичное. Скудное бюджетное финансирование вместе с инфляцией ставили институт на грань выживания, поэтому было разрешено при каждом подразделении создавать малые предприятия, ведущие коммерческую договорную деятельность.

Начальник математического отделения (НИО-3) за работой

При НИО-3 был учреждён ГНТЦ «Символ» под председательством В.Ф. Куропатенко. В рамках конверсионных программ работа велась в условиях жёсткой конкуренции с ПО Маяк, КБМ (Миасс), Институтом промэкологии (Екатеринбург), Институтом проблем безопасности атомной энергетики (ИБРАЭ Москва). Заключались договора на создание банков данных для различных организаций области и России. Как вспоминает В.В. Комоско: «Мы занимались созданием геоинформационных систем по заказу челябинского гидрометеоцентра. Хотя проект особыми успехами не увенчался, он принёс значительный «побочный» эффект: в 241 комнате здания 125 Б в 1995 году был открыт первый во ВНИИТФ узел связи через электронную почту. Под руководством В.Ф. Куропатенко был сделан большой шаг по созданию коммуникационной инфраструктуры с внешним миром».

Всероссийская конференция по сеткам 1993 г.(на базе Сунгуль, п/лагерь Орлёнок) В.Ф. Куропатенко,
А.Н. Коновалов, А.В. Адеев, В.А. Сучков

На деньги, заработанные в 1992 году через «Символ», были закуплены материалы, необходимые для ремонта рабочих комнат и установки в них ПЭВМ, для проведения сварочных и монтажных работ в зданиях 125 М и 125 Н. Из оплаты по договорам малых предприятий «Символ» и «Эн-Эко» для отделения были закуплены ПЭВМ и оргтехника. Из прибыли «Символа» в 1992 году давалась материальная помощь сотрудникам отделения для оплаты лечения в клинике Фёдорова, на похороны родственников, выделялись деньги женсовету для поддержки малоимущих сотрудников НИО-3. В выступлении в 1993 году на собрании коллектива отделения В.Ф. Куропатенко сказал: «Без материальной помощи этих малых предприятий вычислительный комплекс НИО-3 уже много раз был бы остановлен, а по оснащённости ПЭВМ мы бы испытывали намного больше трудностей, чем сейчас».

В 90-е годы начались контакты с американскими национальными атомными лабораториями. В первой поездке в США в Ливерморскую национальную лабораторию в октябре 1992 года в делегации РФЯЦ ВНИИТФ было 7 человек, от ВНИИЭФ 4 человека. Доклады американских учёных показали явное превосходство США над Россией в области Супер-ЭВМ и программирования. В области же математических моделей и численных методов достижения российских математиков из ВНИИТФ и ВНИИЭФ не уступали, а порой по уровню точности превосходили работы заокеанских коллег. Именно к этим вопросам проявился повышенный интерес со стороны США, и были сделаны предложения о совместных работах и контрактах.

Руководители математических подразделений ВНИИТФ и ВНИИЭФ – В.Ф. Куропатенко и И.Д. Софронов, понимая, что наличие супер–ЭВМ значительно расширило бы возможности расчёта ядерных зарядов, обратились в министерство с просьбой закупить такие машины в США. Министр В.Н. Михайлов пошёл им навстречу и пообещал оплатить закупку ЭВМ.

Были организованы поездки в Германию и в США с целью сравнения и приобретения лучшей Супер-ЭВМ. В.Ф. Куропатенко и И.Д. Софронов посетили фирму Cray. Казалось, что покупка супер-ЭВМ уже близка к реальности, но власти США, поняв, что компьютеры Cray будут эксплуатироваться не только в конверсионных работах, но и в интересах ВПК, запретили продажу Супер-ЭВМ Российским ядерным центрам.

Делегации РФЯЦ-ВНИИТФ и РФЯЦ-ВНИИЭФ в Ливерморе, США Крайние справа В.Ф, Куропатенко и И.Д. Софронов

Несмотря на проблемы, ежедневно возникающие в математическом отделении и требующие постоянного вмешательства и решений начальника, Валентин Фёдорович находил время для личной научной работы. Он выступал с докладами на всероссийских и международных конференциях, ездил в зарубежные командировки, где читал лекции зарубежным коллегам, участвовал в международных проектах.

Япония, 1993 год
Валентин Фёдорович в Лондоне – 1997год
Валя и Эля Куропатенко, Париж, 2006 год
Три академика: Л.А. Булдаков (РАМН), В.Ф. Куропатенко(МАИН) и Л.А. Ильин (РАМН)

За те 8 лет, в которые В.Ф. Куропатенко возглавлял математическое отделение ВНИИТФ, ему удалось поднять авторитет математиков, незаслуженно заниженный в предыдущие годы, и переломить отношение руководства института к математическому отделению, как вспомогательному. Работа Валентина Фёдоровича всегда была направлена на повышение точности математических моделей физических процессов, протекающих в ядерных зарядах. Сформулированная им в те годы цель – прогнозировать с помощью расчётов результаты работы создаваемых конструкций, а не настраивать модели с помощью «подгоночных» параметров, – и сегодня остаётся актуальной.

29 февраля 1996 года математическое отделение приказом директора ВНИИТФ было расформировано. В.Ф. Куропатенко был переведён на должность главного научного сотрудника научно-теоретического отделения 1 (НТО-1), где он работал до конца своих дней. В этот период своей деятельности он развивал теорию многокомпонентных многоскоростных многофазных течений, выступал с докладами на международных и российских конференциях, регулярно делал доклады на НТС НТО-1, работал с молодыми сотрудниками отделения. Ещё два человека защитились под его руководством: И.Р. Макеева (2003) и И.В. Лупанов (2013), работают над темами кандидатских и докторских диссертаций пять учеников. Продолжая читать лекции в ЧелГУ и ЮУрГУ, Валентин Фёдорович выпускает две монографии: «Модели механики сплошных сред» (2007) и «Основы численных методов механики сплошной среды» в соавторстве с Е.C. Шестаковской (2017).

В 2001 году Международным биографическим центром в Кембридже Куропатенко В.Ф. был внесен в книгу «Выдающиеся люди XX столетия» и награждён соответствующей медалью. В 2004 году статью о Валентине Фёдоровиче Куропатенко внесли во второе издание белорусской энциклопедии.

Коллектив НТО-1 в музее ядерного оружия ВНИИТФ 2016 год
14-й Зимняя школа по МСС, Пермь, 2005 год
Лектор у доски, 2005 год
Н.П. Волошин, В.Ф. Куропатенко, Р.Ф. Трунин (ВНИИЭФ), А.Н. Аверин
Забабахинские научные чтения, Снежинск, 2017 год

Нельзя не сказать ещё об одной стороне научной деятельности Валентина Фёдоровича. Во многих НИИ, Университетах, предприятиях Росатома и Министерства обороны он был известен как строгий, но справедливый и доброжелательный оппонент. Широкая эрудиция позволяла ему глубоко разобраться в представленной диссертации и сделать объективную оценку работы. Впечатляет статистика и география учёных советов, где Валентин Фёдорович выступал в качестве оппонента. Он был оппонентом по 42 диссертациям, 30 из них были диссертациями на соискание степени доктора наук. Снежинск, Саров, Москва, Томск, Челябинск, Екатеринбург, Новосибирск – вот неполный перечень городов, где проходили защиты. В его активе более 240 открытых публикаций, в том числе 7 монографий и глав в монографиях, более 180 специальных научно-исследовательских отчётов. Под руководством Валентина Фёдоровича 14 человек защитили кандидатские диссертации и 2 – докторские.

Невзирая на большую загруженность научными и производственными обязанностями, Валентин Фёдорович всегда принимал активное участие в общественной и политической жизни института и города. Он избирался членом партбюро отделения, членом СТК института, был депутатом Городского Совета двух созывов. Его взвешенный, объективный подход к решению многих спорных вопросов, присущее ему чувство юмора всегда помогали найти верное решение и разрешить конфликтную ситуацию.

В 2013 году за выдающиеся заслуги Куропатенко Валентин Фёдорович был удостоен звания «Почётный гражданин города Снежинск».

Депутаты городского Совета Снежинска,2002 год
На демонстрации 1 Мая с Блиновым И.М

В.Ф. Куропатенко был одним из создателей и учредителей Уральского отделения ПАНИ – Петровской Академии Наук и Искусств. Девиз этой академии – 3П: Профессионализм, Патриотизм, Порядочность. Диков Юрий Николаевич, коллега Куропатенко, сказал: «Всеми этими качествами Валентин Фёдорович обладал в высшей степени. Для него Патриотизм был главным критерием жизни. Он разделял идеалы коммунизма. Эти идеалы никто не оспаривает даже сейчас. Критикуют не сами идеалы, а те извращения, которые были допущены в управлении страной». Имя Куропатенко Валентина Фёдоровича занесено в автобиблиографическую энциклопедию «Золотые имена России», изданную МОО ПАНИ в 2018 году.

Работа с участниками выставки

Валентин Фёдорович Куропатенко многие годы возглавлял экспертный совет Научной и инженерной выставки молодых исследователей, которая ежегодно проходит в Снежинске во Дворце творчества им. В.Комарова. В 2011 г. и 2012 г. в конкурсе мероприятий для талантливых детей в рамках проекта «Школа Росатома» Снежинская Научная и инженерная выставка молодых исследователей стала победителем. Валентин Фёдорович дарил своим ученикам идеи, давал путёвку в жизнь и помогал в научном становлении и росте. Он на практике до последних дней своей жизни доказывал, что время мемуаров для него не настало, что передача своего опыта и знаний коллегам и ученикам для него приоритетна.

Награждение участников выставки

Предчувствуя свой уход, Валентин Фёдорович в мае 2017 года написал своим ученикам и последователям стихотворение-завещание:

Когда я уйду – может, скоро, а может, не скоро –
От уральских озёр, от забот и мечтаний моих,
Те вспомнят меня, кому был я хоть чуточку дорог,
Но помнящих будет с годами всё меньше в живых…
На старых стволах отмирают усталые ветки,
На смену встают молодые, с зелёной листвой.
Прорывы в науке творили мои однолетки
И юность, идущую вслед, увлекали собой.
Теперь же гляжу я в грядущее пристальным взглядом
И жду от неведомых звёзд сообщений живых.
Хотя уже рядом со мною ложатся снаряды –
Когда я был молод, мне не было дела до них.
Нам нечего ждать от вселенной прихода мессии
И молча смотреть, как богатство отцов обращается в прах.
Своими руками, умом и трудом возвратим мы величье России,
Чтоб миру сияла она путеводной звездою в веках!

К сожалению, 22 июня 2017 года Валентин Фёдорович оказался в областной больнице, и, несмотря на его стойкость в борьбе с болезнью и помощь его близких, 13 октября 2017 года его жизненный путь завершился. 17 октября 2017 года сотрудники РФЯЦ-ВНИИТФ, коллеги из других институтов и жители Снежинска достойно проводили Валентина Фёдоровича в последний путь. Было сказано много хороших слов, в которых коллеги отмечали его заслуги как учёного, люди говорили про его доброту и человечность, про его надёжность и чувство юмора, про умение Валентина Фёдоровича находить мирное решение в самых конфликтных ситуациях, про его неизменную гражданскую позицию патриота Отечества.

На научной сессии НИЯУ МИФИ-2017 (19-22.12.2017) по направлению Инновационные ядерные технологии, посвящённой памяти В.Ф. Куропатенко, были представлены основные результаты его научной работы, внёсшие большой вклад в становление Вычислительной Механики Сплошных Сред как науки. В.Ф. Куропатенко созданы:

  • Один из 4 механизмов диссипации энергии во фронте ударной волны, однородный метод расчета УВ и множество разностных схем на его основе.
  • Неоднородный метод, в котором выделяются все разрывы (ударные и детонационные волны, волны разрежения, контактные разрывы, фазовые переходы и разрушение). Метод не имеет мировых аналогов и более 50 лет успешно применяется в РФЯЦ-ВНИИТФ.
  • Уравнения состояния металлов и горных пород, продуктов взрыва плотных ВВ.
  • Предложенные В.Ф. Куропатенко методы построения уравнений состояния были эффективно использованы для построения УРС грунтов в совместном советско-американском эксперименте 1988 г.
  • Модель прочности и откольного разрушения.
  • Модель многокомпонентной многофазной многоскоростной неравновесной среды.
  • Аналитические решения для контроля точности созданных методов и моделей.

В октябре 2022 года в память о Валентине Фёдоровиче Куропатенко на доме №3 по улице 40 лет Октября, в котором он жил 50 лет (с 1967 по 2017 год), была установлена мемориальная доска, на торжественное открытие которой пришли коллеги, ученики, родные.

В первом ряду ученики: Кто-то, Ермолина Ирина, Денис Варфоломеев, Александр Красильников
Общее фото участников митинга по поводу открытия мемориальной доски

Валентин Фёдорович был не только талантливым, ярким учёным и мудрым руководителем, он был прекрасным семьянином, прожив с любимой супругой Эвелиной Степановной чуть менее 62 лет. Их союз был наполнен любовью и взаимной поддержкой, давая каждому силы творить и достойно преодолевать трудности.

Золотая свадьба Э.С. и В.Ф. Куропатенко, Санкт-Петербург, 2006 год
Бриллиантовая свадьба четы Куропатенко, г. Снежинск, 16.02.2016 г.

Валентин Фёдорович был заядлым автомобилистом, вместе с женой и дочерьми они объездили всю европейскую часть СССР, причём он прекрасно разбирался в устройстве автомобилей и мог сам отремонтировать почти любую неисправность. Валентин Фёдорович любил кататься на лыжах, хорошо плавал и играл в большой теннис.

Дочери Валентина Фёдоровича Куропатенко – Ирина и Мария, живущие в Санкт-Петербурге, подарили родителям троих внуков и шестерых правнуков, для которых он был добрым, весёлым дедушкой Валей, умеющим интересно и понятно рассказывать об очень сложных вещах и явлениях. Он ездил с мальчиками на рыбалку, ходил в лес за грибами, всех внуков, как и дочерей, учил водить машину.

Валентин Фёдорович с внуками Володей и Валей и внучкой Надей, 1990 год
Правнуки: Олеся, Саша, Игнат, Дима, Емельян, Кирилл
Ира и Маша с родителями. Санкт-Петербург, 2009 г.
Ира и Маша с родителями. Снежный городок г. Снежинск, 2015 г.
Питерский «клан» семьи Куропатенко

Года идут, жизнь не останавливается… И хотя Валентина Фёдоровича нет рядом, он по-прежнему с нами – в его научных статьях, в его письмах и заметках, в его весёлых комментариях даже по невесёлому поводу; он не даёт нам и сейчас впасть в уныние, когда приходят трудные дни и минуты. Будем помнить его таким, как на этой счастливой фотографии 2014 года.

Top